Исторические приключения

Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

Брет Гарт (1836-1902) - американский писатель. Три повести, вошедшие в настоящее издание: «Степной найденыш», «Сюзи», «Кларенс», - составляют трилогию, в центре которой история жизни главного героя - Кларенса Бранта. Как и многие другие произведения Б. Гарта, повести рассказывают о жизни золотоискателей, развращающей власти золота, о мужестве людей, отвергнутых буржуазным обществом. В книгу вошла также повесть «Кресси», написанная в 1889 году.
Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

В сборник популярного писателя пушкинской поры Александра Фомича Вельтмана (1800—1870) вошли его исторические произведения, не переиздававшиеся ни в XIX, ни в XX веке. «Талант Вельтмана,- писал В Г Белинский в 1836 году, самобытен и оригинален в высочайшей степени, он никому не подражает, и ему никто не может подражать. Он создал какой-то особый, ни для кого не доступный мир, его взгляд и его слог тоже принадлежат одному ему.
Евгений Андреевич Салиас  - Миллион

Широко, гулко, размашисто, будто потоком – идет вельможная жизнь екатерининского царедворца. Таврический дворец шумит, гудит, стучит. У князя Потемкина прием. Полдень… Под прямыми лучами майского солнца дворец ослепительно сверкает своей белизной. Весь двор заставлен десятками всяких экипажей и верховых коней. В чаще сада, на всех дорожках, мелькают яркоцветные платья и мундиры. Во всех залах и горницах огромных палат «великолепного князя Тавриды» плотная толпа кишит как обеспокоенный муравейник и снует, путается всякий люд, от сановника в регалиях до скорохода в позументах…
Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

Хазары убили родных Торопа, разрушили селище, а его самого продали в рабство. Удастся ли отроку вернуть свободу и отомстить заклятому врагу Булан бею? Какие встречи его ожидают в доме новгородского боярина Вышаты Сытенича и чем обернется для хороброй дружины путь до моря Хвалисского.
Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

Начало XVII века, Хиндустан. Империя Великих Моголов достигла наивысшей точки своего расцвета. Богатства падишаха Джахангира неисчислимы, его подданные обогатились, народ благоденствует, внешние враги зализывают раны. Но нет единства в семье падишаха. Его родных в который раз поразил извечный недуг Великих Моголов – властолюбие. Еще совсем недавно Джахангир жестоко подавил мятеж своего старшего сына Хусрава. А теперь жена властителя, не терпящая рядом с ним никого, кроме самой себя, потихоньку восстановила мужа против его любимого сына Хуррама, опоры престола. Джахангир подверг наследника опале, а в ответ на открытое неповиновение сына послал против него армию. Империя оказалась на грани гражданской войны…
Исчезающая ведьма

Пролог. Мазь для убийства изготавливается из мышьяка, купороса, жира младенца и крови летучей мыши. В ночной темноте можно намазать ею засовы, ворота или дверные косяки. Таким способом смерть может быстро распространиться по городу. Река Уитем, Линкольншир– Помогите! Умоляю, помогите! Клубящийся над чёрной рекой туман приглушил крик. Гюнтер перестал грести и воткнул шест в дно, чтобы плоскодонку не сносило быстрым течением. Казалось, вопль доносился с отмели впереди, но Гюнтер едва различал огонь фонаря на носу лодки, не говоря уже о зовущем на помощь...
Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

Сборник "Закат Карфагена" открывает серию "Вечный город", в которую войдут романы и повести, рассказывающие о возникновении, расцвете и крахе Римской империи. Это беллетризованная история интереснейшего периода в жизни человечества. "Все дороги ведут в Рим", - говорили наши предки, и по-прежнему жив Вечный город в нашем языке, философии, культуре. В первый выпуск вошли романы Г. Флобера "Саламбо" и Дж. Линдсея "Ганнибал", ставшие классикой исторического жанра.
Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

В литературу русский писатель - прозаик и поэт, фольклорист - Михаил Дмитриевич Чулков вошел как автор сборника литературных и бытовых повестей "Пересмешник, или Славянские сказки" и романа "Пригожая повариха, или Похождение развратной женщины" . Обращаясь к авантюрно-бытовому роману, писатель придает повествованию колорит исторического предания. В "Пригожей поварихе…" Чулков создает русский вариант плутовского романа: в центре его судьба женщины из народа - солдатской вдовы. Сюжетом "Сказки о рождении тафтяной мушки" являются похождения "студента" Неоха (" неунывающего" ) в древнем Новгороде и других княжествах древних славян. Произведения Чулкова отличаются живой интригой, быстрым развитием сюжета, легким сказочным стилем повествования, - благодаря этому они не потеряли своей занимательности для читателя.
19  май
  • 0
Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

Пургаз - роман об истории Мордовской земли на рубеже XII и XIII веков, неразрывно связанной с именем инязора Пургаза. Этому энергичному и талантливому пред­водителю мордовского народа удалось объединить множе­ство враждующих между собой родов и тем самым спасти нацию от физического уничтожения и сохранить ее духовные ценности.
11  май
  • 0
Добавил TOPS в категорию Книги / Исторические приключения

В романе автор раскрывает увлекательные страницы прошлого нашего народа, скупо освещенные в истории. Он рассказывает об освоении в конце XVIII и начале XIX века русскими поселенцами тихоокеанского побережья Северной Америки, почти не обжитого в те времена. В романе колоритно и ярко выписаны образы русских мореходов и звероловов, «правителя» поселений Баранова— служащего Российско-американской компании, человека государственного разума, непреклонной воли и ясной цели. «Без пушек и войск, без кораблей и припасов заселил он землю, устроил крепости, города, поселки».
В романе выразительно написаны и образы международных авантюристов О’Кейля, Даниэля Робертса, ханжи и тайного убийцы Джории Адамса.
Роман «Великий океан» привлекает достоверностью описанных в нем событий, дает верную картину жизни русских колонистов на тихоокеанских побережьях.
11  май
  • 0
Лёд и порох

Прошлый сезон был куда как радостнее, с предвкушением чуда, с наивными страхами и трогательными перепалками с Тюхтяевым. Я напоминаю себе, что началось Рождество тогда с двух трупов и чудом сорвавшегося теракта в резиденции моего свекра, графа Татищева, и в целом год в этом отношении не задался, но вспоминается только хорошее. Вот он приносит мне шампанское с соломинкой, когда я мучаюсь в костюме мумии на великокняжеском балу, вот мы препираемся накануне Ходынской трагедии, вот мерзнем в подвале на Большой Морской, похищенные заговорщиками. Там он впервые поцеловал меня, кстати. Слезы бы очистили эту тоску, но их нет. Ни разу не плакала после его смерти.