Публицистика

Добавил TOPS в категорию Книги / Публицистика

Интербеллум – это период с 1918 по 1939 годы, когда человечество, выйдя из одной глобальной бойни, не просто не учло ошибок прошлого, но приложило максимум усилий, для того, чтобы войти во вторую, еще более масштабную и страшную войну. Эта книга рассказывает о том, как самые разные страны, и даже целые континенты неотвратимо катились к величайшей катастрофе XX века. О том, как амбиции, жажда экспансии, желание сделать лучше и гордыня, граничащая с откровенной глупостью, привели к жуткой всемирной катастрофе. Особенно интересен взгляд авторов на страны, которые вовсе не играли первую скрипку в международной политике 20-х, 30-х годов, но внесли свой вклад в разжигание войны. Перед вами, как бы, моментальный снимок, на котором застыл мир, выбравший вместо эпохи всеобщего процветания, самые страшные шесть лет своей истории.
Добавил TOPS в категорию Книги / Публицистика

В 2018 году исполняется 100 лет Ярославскому мятежу, который стал одним из первых актов Гражданской войны в России. В результате трехнедельного противостояния белых повстанцев и частей Красной Армии, в условиях городской застройки, процветавший до революции Ярославль был практически стерт с лица земли. От шальных пуль, артиллерийских снарядов, пожаров, голода и болезней погибли тысячи мирных людей. Велико было и число жертв террора, к которому прибегли обе противоборствующие стороны. Советские историки не уделяли Ярославскому восстанию особого внимания, поскольку не испытывали желания отвечать на неудобные вопросы. Долгие годы исследованиями событий июля 1918 года занимались местные энтузиасты. Эта книга является своеобразным итогом их работы и освещает историю Ярославского мятежа с максимально объективных позиций.
Добавил sss120 в категорию Книги / Публицистика
Власов. Два лица генерала

В Советском Союзе имя генерала Власова на многие десятилетия стало синонимом предателя №1, кровавого злодея, верного пособника фашистов, настоящего исчадия ада. Сохранились две автобиографии Андрея Андреевича Власова.
Одна— казенная, написанная еще до войны для служебных надобностей. Она так и озаглавлена: «Автобиография на комбрига Власова Андрея Андреевича». Другая— «художественная». Это — открытое письмо, составленное в немецком плену, озаглавленное длинновато, но зато очень определенно: «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом». При всей пропагандистской направленности «открытого письма» его можно считать «мемуарами» генерала Власова, ибо здесь он пытается решить ту же, что и любой мемуарист, задачу — осмыслить свой жизненный путь. Поскольку материалов о довоенной, а особенно о дореволюционной жизни Власова почти не сохранилось, его автобиографии приобретают для историка первостепенное значение. И хотя тут и там Власов не вполне искренен, сопоставление текстов позволяет многое понять в характере создателя Русской освободительной армии.
Добавил sss120 в категорию Книги / Публицистика
Председатель КГБ Юрий Андропов

Наше отечество тоже имело в своем прошлом выдающихся мастеров политического сыска, в особенности в советскую эпоху. Да, придерживали кое-что в глубокой тайне от своих начальников и сотоварищей Дзержинский, Ягода и особенно Берия, не без этого. Но ведь не из Белой же армии перешли они в армию Красную, да и веру в идеалы коммунизма сомнению не подвергали. Вот Берию перед казнью объявили "империалистическим шпионом". Но это доказывает только неизбывную глупость Хрущева, его тогдашнего победителя. Нет, при Сталине империалистические шпионы (без кавычек) в Кремле не сидели, появились они там много позднее..
Добавил R2186RX в категорию Книги / Публицистика

Автор этого двухтомного публицистического повествования - писатель, историк и политолог Лев Вершинин – ставит перед собой непростую задачу разобраться, как в действительности складывались на протяжении двух минувших веков отношения по сути братских славянских стран – Болгарии и России. Братания и разрывы, восстания и войны, темные заговоры и светлые идеалы, рассматриваемые сквозь призму человеческих судеб, цари, политики, революционеры и авантюристы – все это, будучи частью истории балканской страны, так или иначе имеет отношение к истории российской. Внимательное рассмотрение описанных событий и их подоплеки способно дать читателю понимание принципов и основ «большой» европейской политики в их развитии, а также пролить свет на процессы, происходящие в славянском мире сегодня.
Добавил VlaVasAf в категорию Книги / Публицистика

Одним из драматических эпизодов Великой Отечественной войны стало выселение обвиненных в сотрудничестве с врагом народов из мест их исконного проживания. Тема "репрессированных народов" до сих пор остается благодатным полем для антироссийских спекуляций. Каковы же подлинные причины, побудившие советское руководство принять чрезвычайные меры? Считать ли выселение народов непростительным произволом, "преступлением века", которому нет оправдания, - или справедливым возмездием? Каковы реальные, а не завышенные антисоветской пропагандой цифры потерь?
Добавил TOPS в категорию Книги / Публицистика

В настоящей книге он продолжает традицию лучших российских историков - писать о судьбе государства увлекательно, опираясь на характеры и поступки действующих лиц истории, прослеживая логическую связь между государственными проблемами и способами их решения, к которым прибегали государственные деятели России с 1815 г. до наших дней. И как же поверить в то, что, по Ключевскому, Россия страдала от "неестественного отношения внешней политики государства к внутреннему росту народа", когда Генрих, брат Фридриха II Прусского, предупреждал, что стоило бы остерегаться силы колосса, а не состояния его ног! "На Западе было сломано немало копий в спорах о том, таит ли Россия в себе угрозу или скорее внушает жалость. Разве можно представить себе слаборазвитую сверхдержаву, да еще такую долговечную?" - в этом Ж.Соколофф видит главный российский парадокс и пытается найти ему историческое объяснение.
Добавил R2186RX в категорию Книги / Публицистика

Книга Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии, публициста-международника Юрия Жукова - острый политический комментарий к вышедшим в июне 1978 года на Западе "воспоминаниям" бывшего директора ЦРУ Уильяма Колби "Люди чести: моя жизнь в ЦРУ".
Сопоставляя вынужденные полупризнания Колби с реальными действиями ЦРУ в различных странах мира и в Соединенных Штатах Америки, основываясь на многочисленных свидетельствах западной прессы и документах следственной комиссии американского сената, Ю.Жуков обнажает подлинную сущность этой шпионской организации, не останавливающейся ни перед политическими убийствами, ни перед зверскими опытами над живыми людьми, ни перед сотрудничеством с мафией и т. п. Ю.Жуков срывает маску с тех, кто твердит, будто ЦРУ покончило с "незаконными действиями". Грязные трюки ЦРУ продолжаются преемниками Колби.
Добавил sss120 в категорию Книги / Публицистика
Тайные науки Гитлера. В поисках сокровенного знания древних

Отголоски феномена нацизма — страшного и трагического явления мировой истории — живы и по сей день. Всего лишь за двенадцать лет опасные авторитарные оккультные принципы стали политической силой мирового масштаба, поскольку нацисты стремились не к чему-нибудь, а к полному изменению мира. Совершенная ими революция была столь радикальна, что полностью изменила облик цивилизации. Хотя национал-социализм (таково на самом деле правильное название этого явления) стал итогом развития прусского милитаризма, он имел еще одну важную особенность: он был мессианским.
Добавил sss120 в категорию Книги / Публицистика
Хрущевская оттепель: 1953-1964

Период 50-х—первой половины 60-х годов является исключительно важным в отечественной истории, существенно повлиявшим на дальнейшее развитие государства и общества. Смерть И. В. Сталина, критика «культа личности и его последствий» оказали огромное влияние на советскую политическую систему и общественную жизнь. Однако начатый тогда процесс либерализации режима не получил должной поддержки ни общества, ни элиты. Открытое, на грани войны противостояние с Западом хоть и смягчилось в известной степени, но международная разрядка не стала определяющей, отравлялась рецидивами дипломатической и даже военной напряженности.